You have an ad blocker enabled, the site may not work properly.
Ru
Interview

Валерий Гут о том, как стать «Человеком года», и почему в Тюмени нет онлайн реалити-шоу

27 May
Валерий Гут о том, как стать «Человеком года», и почему в Тюмени нет онлайн реалити-шоу
Основатель журнала Валерий Гут – тюменский предприниматель, более 15 лет занимающийся изучением брендов и изданием деловых журналов – рассказал GEO.PRO о сложной закулисной работе над этим проектом.

Недавно глава Минстроя РФ Владимир Якушев второй раз стал «Человеком года» – победителем премии общественного признания, которую учредил деловой журнал TMN. 

- Задача премии в том, чтобы искать людей, которые как можно больше сделали для благополучия Тюменской области. В каждой сфере есть свои герои. Вкладываются ли педагоги в улучшение жизни региона? Конечно. И врачи, и учителя, и сотрудники правопорядка. В поиске кандидатур наша редакция опрашивает лидеров мнений: руководителей общественных организаций, различных ассоциаций, представителей крупного бизнеса, а также органов власти, курирующих ту или иную отрасль. Это люди с большим количеством связей и знакомств. Затем в течение нескольких месяцев мы сопоставляем полученную информацию. Лиц, которых можно было бы номинировать на премию, всегда оказывается больше сотни. Поэтому для нас это очень сложная и, наверное, невыполнимая задача – выбрать самых лучших, быть супер-объективными и не ошибиться.

- Выбор всегда так сложен?

- Конечно! Не бывает, чтобы редакция при выборе номинантов единогласно за кого-то проголосовала. Мы спорим, и каждый начинает «продвигать» кандидата, о котором больше знает. В какой-то момент у нас подбирается более-менее структурированный пул персон, с которым мы снова идём к влиятельным людям Тюмени за советом. Иногда они не согласны с выбранными нами кандидатами – это нормально. Мы сами не являемся экспертами, а аккумулируем экспертные мнения. После этого готовим окончательный список номинантов, из которых победителей выбирают около трёхсот тюменцев. Примерно треть выбирающих является представителями власти, столько же приходится на представителей бизнеса и лидеров мнений, общественных и культурных деятелей. Мы стараемся сделать этот спектр как можно большим.

- А личные любимчики у вас были? Болели ли вы душой за кого-то из номинантов?

- В нашем городе есть крупный предприниматель, которого знаю его много лет. Мы несколько раз его номинировали, но он ни разу ни в одной из номинаций не выиграл. Если бы это зависело от меня, я бы очень хотел видеть его победителем. А несколько раз я, напротив, был категорически не согласен с победителями некоторых номинаций в «Человеке года». Но в данном случае стараюсь относиться профессионально к своей работе. Профессионально – это означает как можно более обезличенно. Это премия общественного, а не личного признания. Если экспертное сообщество кого-то выбрало – он станет победителем, даже если нам в редакции очень не нравится этот человек.

- Премия «Человек года» стала одним из ярких деловых событий Тюмени. А какие наши события работают на узнаваемость города за его пределами?

- Мне очень симпатичны инициативы, которые сегодня делает наша власть и околовластные структуры. Например, прошлогодняя конференция «НеФорум блогеров» – это потрясающе! Огромное количество участников приехало в Тюмень и написало много позитивного. То, что приезжает Варламов и якобы критикует Тюмень – это всё равно суперкруто! Например, в своих «разгромных» статьях он пишет, что у нас набережная плохая – но в других городах вообще нет никакой набережной.
В Тюмени проходит много фестивалей, крупных спортивных соревнований – и это замечательно. Проводится множество бизнес-событий. Например, «Слёт успешных предпринимателей» и Тюменский нефтегазовый форум собирают огромное количество людей из различных регионов России. Мероприятия, на которые люди слетаются со всей страны, создают нам определённую известность. Я за то, чтобы таких мероприятий было как можно больше. Причём абсолютно неважно: будет это форум садоводов, любителей кошек или любителей чего угодно. Чем больше иногородних участников собирается у нас на территории – тем лучше. Это значит, что так или иначе это мероприятие рекламируется и транслируется в разных городах. О чём бы здесь ни говорили и под каким бы флагом ни собирались – это в целом очень позитивно для бренда и развития города. Люди начинают чувствовать Тюмень в пространстве России, узнавать, что это вообще за город, сколько до него лететь, гуглить про него, а, приехав, видят здесь больше хорошего, чем плохого.

- Какие темы, на ваш взгляд, ещё не заняты? Где ещё можно что-то начать – и стать популярным на всю страну? Мероприятий в сфере бизнеса и спорта Тюмени проходит очень много – может, не хватает чего-нибудь молодёжного?

- Это только кажется, что какие-то ниши не заняты. На самом деле много мероприятий, о которых не видно и не слышно. Молодёжных событий тоже много: например, в прошлом году провели чемпионат по киберспорту.

- Кстати, Тюмень хотят сделать столицей киберспорта...

- Каждый город, когда что-то у себя проводит, то говорит, что станет столицей. Чтобы Тюмень стала столицей киберспорта, должно пройти какое-то время. Когда этот чемпионат состоится несколько лет подряд – тогда мы сможем говорить, что в этом направлении есть какой-то импульс.

- Современная бизнес-среда стремительно молодеет. Каким, на ваш взгляд, должно быть событие, интересное молодёжи?

- Предположу, что оно должно интересно транслироваться участниками. Если вы посмотрите современные зарубежные презентации или фестивали – там в обязательном порядке продумано, как мероприятие будет показано через социальные сети. Для этого будут организованы специальные зоны, конкурсы, интерактивы. О ярких моментах участникам сообщат заранее: здесь, например, будет бомбический фейерверк – а там попытаются установить мировой рекорд. Люди уже знают, куда пойдут и что снимут. Сегодня это залог интересности. Мы воспринимаем реальность и коммуницируем друг с другом не лицом к лицу, а через социальные сети. Мы разучились непосредственно воспринимать события. Нам нужно, чтобы кто-то оценил и подписал, хорошее это событие или плохое.

- В event-сфере ещё есть простор для новой идеи или любое открытие неизбежно будет изобретением велосипеда? Можно ли сейчас «взорвать» событийное пространство чем-то новым?

- Конечно! Мы пока небольшой город и, говоря математическим языком, здесь было воплощено бесконечно мало идей. Это означает, что можно пробовать их бесконечно большое количество.
В Тюмени молодые люди не чувствуют достаточно какого-то активити, говорят, что им здесь скучно. Проводились исследования на тему, почему молодёжь покидает российские города и стремится в Питер и Москву. Главной причиной уезжающие называют скуку. Условно говоря, в Новосибирске ничего не происходит, а в Москве каждый день сенсации и премьеры, приезжают люди со всего мира. Выяснилось, что люди, переезжающие в столицы, чтобы окунуться в гущу событий, на самом деле практически никуда не ходят. Это психологическая потребность человека ощущать себя в активной среде, а самому ни в чём не участвовать. Второй психологической потребностью переезда в более крупный город является сравнение себя с оставшимися земляками не в их пользу, чувство самоутверждения. Чтобы отток населения был меньше, люди должны ощущать, что в их городе есть динамика и развитие, происходит много разных мероприятий. Да, пусть это будут небольшие ивенты, фестивали и мероприятия – но разные.

- Как появилась идея онлайн реалити-шоу «Жажда» и «Бессонница»?

- Мы решили сделать «Жажду», ни «Бессонницу», узнав, что онлайн реалити-шоу практически нет в России и даже в Москве, несмотря на огромное количество креативных людей, бюджеты и т. д. Мы решили попробовать и изучить этот формат. К нам на «Бессонницу» (реалити-шоу, где 12 участников за главный приз в 200 000 рублей соревновались в том, кто дольше не уснёт) приезжал очень известный московский инстаграм-продюсер Пётр Плосков, который раскручивал Наталью Самбурскую. Он тюменец, уехал много лет назад и стал очень известным человеком. Плосков мне потом признался, что вообще не собирался всерьёз участвовать: хотел немного «отсидеться» и выйти из проекта. Но ему самому вдруг понравилось! Потому что его аудитория, друзья и подписчики стали ему писать: не вздумай сдаваться, мы за тебя болеем! И на «Бессоннице» он реально, по-честному уснул, не желая этого, только на вторые сутки.

- Планируете ли ещё подобные проекты?

- Это очень дорого и очень сложно! Многие хотели сделать что-то подобное, но, когда начинали считать бюджет, суммы оказывались совсем не игрушечными.
Онлайн реалити-шоу оказались очень сложными в управлении и модерировании. Когда мы сделали «Жажду», это было очень тяжело, но решили попробовать ещё один раз, надеясь, что сможем технологизировать процесс, и будет проще. Но делать «Бессонницу» оказалось в разы тяжелее! И после этого я сказал: хватит проверять себя на прочность. Для этого ещё нужны большие бюджеты: затраты огромные, а спонсоры не готовы вкладывать необходимые деньги,
На федеральном уровне к нашим идеям проявили интерес. Уже поступил запрос на проведение «Бессонницы» в Москве и, думаю, мы её сделаем. Кроме того, я получил электронные письма из нескольких городов России, в которых меня спрашивали, не запатентовали ли мы идею, и можно ли провести аналогичное мероприятие. В этом плане мы создали экспортный тюменский продукт.

- Вы могли бы участвовать в своих проектах, если бы не были их организатором?

- Когда мы начинали делать реалити шоу, то выслушали много ерунды. Нам говорили: «Что это такое? Что вы себе позволяете? Вы издеваетесь над людьми!». Никто никого не уговаривал и не заставлял идти в шоу. Наоборот, участникам захотелось какого-то развлечения. Ничего плохого в этом нет. Всё проходило под наблюдением врачей, которые тщательно следили за медицинскими показателями. Это было полностью безопасно, никто ни над кем не издевался. Если кому-то из участников было некомфортно, мы аккуратно выводили их из проекта.
Лично я в обоих своих онлайн реалити шоу с удовольствием бы поучаствовал сам. Но чувствовал, что мне не хватает настоящего азарта, которым отличались некоторые наши участники. Я бы продержался, наверное, до середины, но точно не победил бы.

- Как организаторам выделиться из ряда похожих событий и стать заметным на общем фоне?

- Когда мы создавали журнал TMN, то приняли несколько правил. Одно из них гласит: мы ничего не стараемся делать сами, а всё время находимся в диалоге, ходим и спрашиваем людей, советуемся с ними, как сделать лучше и интересней. Умные люди говорят нам много классных вещей, а мы можем их структурировать и создать алгоритм, который «выстрелит». Даже если мы делаем хороший журнал и интересные проекты, мы считаем это заслугой тех людей, которые подсказывают нам необходимые идеи и алгоритмы их правильной реализации.
Как выделиться? Не надеяться только на себя. Столько умных людей вокруг, поспрашивайте у них. Даже у футболистов есть обмен игроками между клубами. Это важнейшая часть качественной работы. Мы на этом живём с самого первого дня TMN, и наши проекты на 90 процентов состоят из рекомендаций и советов нашего окружения. И по-другому у нас никогда не будет. «Всегда советуйся» – это наше главное правило!

- Вы можете назвать эту модель личным секретом успеха?

- Я сдержанно отношусь к слову «успех», потому мне кажется, что семантически это слово заставляет смотреть только себе под ноги. Вот, например, идёт успешный человек. А через неделю он попал в аварию – он неудачник? А ещё через неделю он съездил отдохнуть в хорошее место – он опять молодец? Это качели. Если мы вытянем эту воображаемую «линию» на несколько лет вперёд, то увидим, что таких ярких колебаний (успех-неудача) может и незаметно вовсе, и человек идёт либо по плато, либо медленно деградирует, либо медленно растёт. Поэтому я за стратегическое восприятие ситуации и жизни в целом. Я за то, чтобы мерить свою жизнь не категориями успеха или неудач, а содеянным. Мне никогда не хотелось ориентироваться на сиюминутный успех. Есть поговорка о людях, приносящих пользу: в их следах начинают расти цветы. Поэтому мы стараемся работать так, чтобы на той тропинке, которую мы проложили, росли не только «цветы» (что-то сезонное и временно успешное), но и «деревья» (проекты, от которых польза могла бы быть долгосрочной).
Rate
exclusive
dislike like
0 comments