You have an ad blocker enabled, the site may not work properly.
Ru
Interview

Денис Шевченко

26 June
Денис Шевченко

Денис Шевченко

Сегодня мы пообщались с одним из главных зачинщиков всеобщей любви к монохромным цветам, простым силуэтам и минимализму — Денисом Шевченко, основателем сети шоурумов GATE31 и одноименного бренда одежды с производством в Санкт-Петербурге. О том, как развивается тренд на минимализм в стране, чем отличается петербургская мода от московской, сколько белых футболок должно быть в шкафу у успешного предпринимателя и почему хлопок вреден для окружающей среды.

GEO: У тебя в гардеробе есть хоть одна цветная вещь?

Денис: Нет. Что такое «цветная вещь»? Никогда не слышал. Я уже давно потерял интерес к поиску одежды для себя в целом. Раньше я приобретал вещи необычного кроя или вещи интересного мне бренда, но это в прошлом. Сейчас мой гардероб состоит из предельно простых и понятных предметов, которые я ношу каждый день. И, увы, никакого цвета.

GEO:Ты из тех минималистов, у кого в гардеробе одна футболка, одна пара джинсов и удобные кроссовки на все случаи жизни?

Денис:Нет, у меня больше двадцати черных и белых футболок, много однотипных худи, черных джинсов. Все думают, что я постоянно хожу в одном и том же, но как бы не так!

GEO:Ты петербургский Стив Джобс. У того тоже был целый шкаф одинаковых серых водолазок. Концепция минимализма проходит красной нитью через всё, что связано с GATE31: через оформление сайта и социальных сетей, выпускаемые коллекции и интерьеры — не настигала ли тебя мысль о том, что ты хочешь уйти от холодного скандинавского стиля?

Денис:Никогда. GATE31 полностью отражает моё видение моды, и мне не приходится строить из себя кого-то. Я просто делаю то, что мне нравится. А то, что мне нравится пользуется спросом. Идеальная формула.

GEO: Повысился ли интерес к аскетичному стилю в столицах за последние 4 года существования магазинов?

Денис:Мы работаем в условном сегменте «интеллектуальной моды». И в тот момент, когда мы только начинали запускать минималистичный GATE31, это поле было абсолютно не вспаханным. Обе столицы относились к нам скептически. Люди не были подготовлены, ведь они находились на той стадии потребления, когда одежда должна была четко отражать их статус. А минимализм, как стиль, явно не способен был помочь им в достижении этой цели. Спустя четыре года, люди стали одеваться скорее для себя, чем для кого-то. Мы приблизились к Европе. Никто более не нуждается в кричащих надписях «GUCCI». Согласись, где-где-нибудь в Милане, гуляя по улицам и смотря на прохожих, у тебя нет возможности отличить богатого от небогатого человека. Все выглядя плюс-минус одинаково хорошо. Ярко и кричаще одеваются только медийные персонажи: блогеры, актеры и другие.

GEO:Если верить источникам, то в 2016 году тобой впервые было запущено швейное производство. Что подтолкнуло тебя к идее создания собственного одноименного бренда GATE31?

Денис:На то был ряд причин. Первая — это мой предпринимательский интерес. Изначально я занимался интернет-магазинами и боялся даже представить себе возможность связаться с офлайн-розницей. Но вопрос «как открыть офлайн-магазин?» настолько забил мне голову, что предпринимательская жилка дала о себе знать. Я попробовал — и мне понравилось. То же самое случилось и с производством. Мне захотелось дать ответ на вопрос «Как открыть производство?». И я вновь попробовал. Вторая причина — в России стоят холода девять месяцев в году, а братья-азиаты, у которых мы закупаем коллекции, не делают ничего подходящего под специфику нашего климата. И к верхней одежде относятся совсем иначе. У нас как: мама покупает шубу, а затем носит её десять зим подряд. Батя покупает дубленку — и не расстается с ней. То есть если ты уже сформировался и не растешь, то скорее всего ты тоже готов по их примеру приобрести теплую куртку на двадцать лет вперед. И так из поколения в поколение. А азиаты в большинстве своем предпочитают массмаркет. Какой вывод? В России традиционно верхняя вещь должна быть дорогой, качественной и долговечной. Азии этого не понять. Так мы и начали производить верхнюю одежду.


GEO:Транслирует ли бренд GATE31 тренды или же остается верен предельно простым базовым вещам?

Денис:Мы не лезем в каждый тренд и отбираем лишь нас интересующие: долгосрочные и подстраиваемые под уже существующую концепцию. Условно, нас может заинтересовать хайп вокруг экокожи, и мы в ответ можем начать выпускать кожаные тренчи, юбки и всё остальное. И даже если бы мы решились внедрять все приходящие в мир тренды, мы бы просто-напросто за ними не угнались. Для этого нам пришлось бы бесконечно листать Инстаграм Ким Кардашьян и перешивать всё то, что она носит.

GEO:Участвуешь ли ты лично в разработке дизайна моделей?

Денис:Да, я участвую на всех этапах разработки. Дизайн каждой вещи — это прямое отражение потребности наших покупателей. Грубо говоря, мы всем отделом садимся за стол, заглядываем в товарную матрицу и понимаем: «ага, у нас нет широких брюк». Дизайнеру поступает задание создать широкие брюки. И здесь я даю ему свободу, и он сам решает, в каком виде воплотить их в жизнь. Кстати, вопреки всеобщему заблуждению, почти никто не строит базовые лекала с нуля. Меньшинство строит их по фотографии, а большинство по конкретной вещи. Например, покупаются широкие брюки, а уже на производстве перестраиваются, усложняются, дополняются.

GEO: Отличаются ли запросы москвичей и петербуржцев относительно того, что они хотят видеть в ваших коллекциях?

Денис:Да! Раньше я отвечал так: Москва любит всё яркое. А сейчас, спустя четыре года, я уже и сам не понимаю, что Москва вообще любит. Там так много людей, что подвести их вкусы под один знаменатель никак не получается. Но вот за Петербург ответить смогу наверняка: здесь любят спокойные монохромные вещи. А столица любит разное.


GEO:Значит это исключительно из-за Москвы у вас всегда «солд-аут» на яркие желтые и фиолетовые футболки?

Денис:Вполне вероятно. Кстати, в Москве практически истребился так называемый «колхоз». Раньше у нас было много столичных покупателей с мешками денег, которым они не могли найти достойное применение. Они скупали всё самое красочное подчистую, миксуя все приобретенные вещи за гранью треша. И удивительное дело — Москва действительно стала одеваться лучше. А в Петербурге всегда всё было стабильно спокойно и со вкусом.

GEO: Все российские бренды, что вполне очевидно, «идут на поводу» у желаний клиентов и нередко отказываются от конкретных предметов гардероба или элементов их дизайна: например, от вещей оверсайз, от ярких цветов, от синтетических материалов, которые на деле часто оказываются послушнее и приятнее натуральных. Есть ли подобный стоп-лист у GATE31?

Денис:Что я могу сказать наверняка, так это то, что большинство брендов исключают из своих коллекций изделия из кожи и меха, отвечая на негативный фидбэк покупателей. Бренд всегда должен откликаться за запросы. Только очень талантливые и уникальные дизайнеры имеют возможность разрабатывать собственный ДНК, не похожий вообще ни на что. И как бы давать покупателю выбор: либо принять этот продукт, либо нет. Но таких дизайнеров полтора человека на весь мир, что говорит о том, что такая схема не работает. Любой бренд зависит продаж и закрывается, если не приносит деньги.

GEO:А есть ли некий топ среди того, что вы, в соответствии с запросами покупателей, отшивать никогда не станете?

Денис:Таких глобальных «стопов» нет. Могу только вспомнить некоторые вещи, которые мы привозили в магазины в прошлом, и от которых сейчас отказались вообще. Среди них кюлоты. Раньше они пользовались популярностью и появлялись в коллекциях один к одному с юбками, а сейчас запрос на них минимальный. По словам покупателей, они укорачивают ноги. Окей. Завозить перестали. Про них никто больше и не спрашивал. И ещё я бы отнёс сюда красный цвет. Особенно в верхней одежде. Раньше у нас в коллекциях были красные пальто, и они в общем-то неплохо продавались, но, сведя аналитику, мы увидели колоссальную разницу между прибылью от черных, синих, бордовых и серых моделей и прибылью от красных. Этот цвет очень специфичен и рассчитан на очень узкий сегмент потребителя.

GEO:А как ваша аудитория относится к синтетическим тканям? Вы их практически не используете при создании, но всё-таки.

Денис:Все стремятся быть ближе к природе, быть более экологичными и носить только натуральные ткани. Но многие ли знают о том, что на производство одной хлопковой футболки уходит 2700 литров воды? Это очень большие цифры, и хлопок на практике оказывается намного вреднее того же переработанного модала. И натуральная ткань практически никогда не ведет себя послушнее синтетики.


GEO: К хлопку в уходе вопросов нет. Но вот сравнивая натуральный шёлк с вискозой, невозможно не согласиться. Очевидно, что вискозу легче стирать и гладить.

Денис:Шёлк можно считать редким и дорогим материалом. Он сложен в производстве, но не так популяризирован. А хлопок используется везде. Шёлковое платье есть у одной из двадцати, а хлопковые голубые джинсы есть у всех без исключений. Представляешь масштаб проблемы?

GEO:Часть вещей в магазинах GATE31 представляет собой закупку из Южной Кореи, а часть — непосредственно вещи из ваших собственных коллекций. Что пользуется большим спросом?

Денис:Зависит от сезона и от того, в каком состоянии находится наше производство. В последние два месяца 65% продаж принес собственный бренд. Если поднимать полную аналитику, то важно упомянуть и тот факт, что вещи GATE31 занимают 25% от всего ассортимента торговых залов. Всё остальное занимает закупка из Азии. Это означает, что производство продается в 2-2,5 раза лучше, чем закупка. То есть если мы сейчас расширим наше производство и начнем производить больше легкой верхней одежды, прибыль от бренда GATE31 ещё увеличится.

GEO: Значит ли это, что люди стали уделять больше внимания качеству?

Денис:Люди стали уделять внимание качеству ещё в 2014, когда кризис произошел. Сейчас люди смотрят на соотношение цены-качества. То есть ты можешь продавать платья ужасного качества по 1000 рублей, но они стоят 1000 рублей, и потому ни у кого нет никаких претензий. Если соотношение цены и качества правильное, то люди охотно будут обращать внимание на товар. У нас ценообразование не совсем верное. Вещи производства на выходе стоят почти столько же, сколько стоят вещи закупки из Южной Кореи, а разница в качестве между ними очевидна. Исходя из этого, нам нужно снизить цены на закупку и поднять на вещи бренда GATE31. Потому что наше серийное петербургское производство, практически относящееся к индивидуальному пошиву, очевидно должно иметь более высокую стоимость.

GEO: Планируется ли запуск мужской линейки одежды?

Денис:Нет. Мужская одежда не будет планироваться до тех пор, пока мы не реализуем все направления в женской.

GEO: Как думаешь, может ли мужчина управлять женским брендом в равной степени хорошо, как женщина, более тонко ощущающая на себе потребности рынка?

Денис:Более того, мужчина может лучше управлять женским брендом одежды.

GEO: Не потому ли, что многие женщины зависят от мужского мнения?

Денис:Потому что я не вижу разницы между возможностями женщин и мужчин. Ты назвала лишь одну основную, а именно суперспособность женщины лучше понимать потребности других женщин. В частности, например, разбираться в типах фигур и уметь учитывать их нюансы. Для меня работать с женским платьем не сложнее, чем с деревянным стулом. Я знаю, как его создать, подать и продать. Главное разбираться в том, что ты делаешь. И сейчас прозвучит довольно по-сексистски, но все-таки: никто не сможет назвать 10 успешных девушек-дизайнеров.


GEO: А как же сестры Олсен и их бренд «The Row?»

Денис:И тут ты меня не подловила. Креативный директор бренда The Row — мужчина, Франческо Фуччи. А Олсен лишь владеют брендом. В общем, к чему я вел. Большинство успешных дизайнеров женской одежды — мужчины. Им их половая принадлежность и невозможность носить создаваемые ими вещи не мешает достигать успеха в этом деле. Никакого сексизма, лишь голая аналитика.

GEO: Какая твоя любимая вещь от GATE31?

Денис:Пальто-халат Хельсинки. Самая первая вещь, отшитая нашим производством. Оно и положило старт для создания бренда.

GEO:Не удивлена, ведь первый ребенок всегда немножко любимее.

Денис:И не поспоришь.

Rate
exclusive
dislike like
0 comments